Физическое воспитание: традиции и пережитки

Российская сила - одна из 36 литографий Льва Александровича Белоусова (1806—1854), что составили альбом "Сцены из российского народного быта" (из рисунков Игнатия Степановича Щедровского, 1815—1870), выданный Обществом поощрения выходок в 1839 году в Петербурге. (Из собраний коллекционера П. С. Романова.)

Из детского возраста вовлекались в молодецкие потехи, которые многозначительно называли российскими героическими забавами, приезжие иностранцы (Ю. Шанин. От эллинов до наших дней.— М., 1975). В том, что по плечу они лишь закаленным и сильным, и цели закалки и тренировки служат, в том не было сомнений. К тому же, еще в VI веке византийский путешественник Маврикий писал о наших далеких предках, что необычайно выносливые они физически и могут легко переносить холод и голод, жажду и жару, способные к большим нагрузкам.

Несомненно и то, что многие из этих забав идут корнем в эпоху первобытности. Это и поединки на палках, бросание камней в цель и на дальность лета, и кто быстрее поднимется на дерево, и "стенка на стенку", "взятие снежного города", "буй", "чур". Староруска игра "чур", например, что проводилась в честь общеродового предка (пращура, крысы), заключалась в том, что две команды из нескольких десятков игроков каждая загоняли "рюху" (шарик) с помощью палок-клюшек в лунки соперников, — на лугу или на льду озера, реки. Играли у нее в селах средней полосы еще в XIX ст., обороняя свои лунки-"города" от "поджога" (попаданий рюхи). От древних языческих обрядов состоялась и такая потеха, в которой ребятам и девушкам нужно пройти "очистку" огнем — горелки.

Игрища открывались на свадьбах и похоронах, на торжках и после судилищ, во время братаний и на празднованиях. Привилегией знати были потешная охота и скачки. А кулачные бои ("стенка на стенку") как героическая забава сохранялись на Руси большее тысячелетие: о живучести пережитка свидетельствует указ Екатерины I "О кулачных бойцах", что регламентировал правила этого массового развлечения низших состояний. В нем говорилось, что "в кулачных боях, которые бывают на Адмиралтейской стороне и на Аптекарском острове, много людей, вынув ножи, за другими бойцами гоняются, другие, положив в рукавице ядра, камни и кистени, бьют, много без милости смертельными побоями, и это убийство между подлыми в убийство и грех не относится".

Казалось бы, для запрещения достаточно, однако дело к этому не дошло. "Также и песком в глаза бросают; поэтому кулачным боям в Петербурге без разрешения главной канцелярии не быть; а кто хочет драться для увеселения, те должны выбрать между собой сотничьих, пятидесятских, десятских и записывать свои имена в главной полицейской канцелярии; выбраны сотничьи, пятидесятские и десятские должны смотреть, чтобы у бойцов никакого оружия и других инструментов для искалеченного боя не было и во время боя, чтобы драк не было; и кто упадет — лежащего не бить".

Чем же объясняется живучесть кулачной забавы? Считают, что в своей классической народной форме, которая существовала в древности, она была своеобразной проверкой смелости, силы и честности, соревнованием в память о доблести павших в битвах, и не случайно еще в начале XX ст., например в селе Покровском (Ярославской области), устраивали зимой кулачные бои на реке Сить, где, по преданию, российские богатыри дрались с ордами Батыя. Такие игры обычно заканчивались дружественными пирами соперников. Со временем же обычай превратился в зрелищное увеселение, когда бойцам предлагалось драться и за деньги не только "к первой крови", а к потере сознания, изнеможения. В книге Ю. Шанина приводится достаточно красноречивое свидетельство такого падения нравов — цитата из очерка П. А. Лавровского "Первый шаг".

"Сходились зимой в праздничные дни стенка на стенку. Начинали чаще всего мальчики или подростки лет 14—17. Потом вступали в бой старшие. В стенке силы распределяли равномерно, предварительно выбирая соперников. Волжские купцы нередко имели на своем иждивении по нескольку самих лучших бойцов. Дрались на льду Волги, а в Казани — на озере Кабан. Особенно прославился силой своих ударов и бойцовским умением великан, которого звали Добриня. На это зрелище съезжались посмотреть купцы и простые зрители отовсюду. Крови было много и калекств тоже. Но разве можно было размерять силу своих ударов, когда глаза застилает красный туман бойцовского азарта?! "

или Стоит говорить, что "туман" чаще возникал в состоянии подпития, как об этом свидетельствовали суровые осуждения со стороны российской общественности, тогда как власть имущие направляли энергию народа в сторону от болезненных социальных проблем.

По материалам: otpusku. Ru